Комплекс градостроительной политики и строительства города москвы

Комплекс градостроительной политики и строительства города москвы

Комплекс градостроительной политики и строительства города москвы
СОДЕРЖАНИЕ
0
38 просмотров
31 декабря 2020

Шаг за шагом: как спасали памятник конструктивизма

Возможность приступить к комплексной реставрации Дома Наркомфина появилась в 2016 году, когда право собственности на все помещения перешли к единому собственнику. После комплексных научных исследований был разработан проект реставрации. В качестве главного архитектора был приглашен Алексей Гинзбург — внук архитектора Моисея Гинзбурга.

Реализация проекта началась в апреле 2017-го. Рабочие демонтировали поздние надстройки и пристройки, воссоздали объемно-планировочную структуру корпусов и исторический цвет фасадов. Несущий железобетонный каркас здания отреставрировали в соответствии с историческими конструктивными решениями.

От поздних пристроек освободили часть первого этажа. Благодаря этому Дому Наркомфина снова стал похож на дом-корабль. Были восстановлены большое открытое рекреационное пространство, включающее незастроенную часть первого этажа, а также галерея, вестибюльная группа и лестница.

По историческим аналогам отреставрировали или воссоздали элементы фасадов: витраж коммунального корпуса, оригинальные приямки со световыми фонарями, предназначенные для освещения подвальных помещений корпусов, оригинальные цветочницы, оконные и дверные блоки, элементы инженерных коммуникаций, винтовая лестница на кровле, ограждения балконов и кровли. Современный лифт из несгораемых конструкций сделали в исторической трубе котельной.

В здании восстановлена характерная схема инженерных коммуникаций внутри стен и перекрытий, система гидроизоляции и схема озеленения. Воссоздано оригинальное наполнение внутренней среды дома: исторические радиаторы, кухонные элементы, сантехнические и осветительные приборы, электроустановочные элементы, оконная и дверная фурнитура.

Восстановлена и историческая планировка коммунального корпуса. Кроме того, отреставрированы кровля, ограждения, перголы и инженерные коммуникации крыш обоих корпусов.

Белые стены и деревянный пол: прачечной Дома Наркомфина вернули исторический обликСеверный речной вокзал, Дом Наркомфина. Что сейчас реставрируют в Москве

Провести социальный эксперимент

Дом Наркомфина, согласно замыслу архитекторов, должен был помочь перестроить жизнь и быт советского человека на новые, коммунистические рельсы. Моисей Гинзбург и Игнатий Милинис еще не видели в своем творении дом-коммуну, но называли его зданием переходного типа. Заказчиком выступал министр финансов Николай Милютин — любитель авангарда и необычной архитектуры. И в итоге Москва получила не просто дом, а в некотором роде головоломку, которая была чем-то средним между стандартным многоквартирным зданием и прогрессивным домом-коммуной. Например, во всех ячейках была встроена плита и раковина в качестве индивидуального кухонного элемента, а в бытовом блоке размещались гараж, прачечная, сушилка для вещей, столовая и библиотека. И разумеется, они были общими.

Предполагалось, что в широких коридорах жильцы смогут поставить столики, собираться там и общаться друг с другом. По крайней мере, так это видели архитекторы.

Однако обитатели дома не были готовы изменить привычный уклад жизни, и в середине 1930-х годов бытовой блок перестал работать. Жители старались готовить и есть у себя в ячейках, а если и пользовались столовой, то предпочитали уносить продукты с собой. Галерею вдоль нижнего этажа переоборудовали под кладовки, в итоге коммунальный блок сначала переделали под типографию, а позже — под конструкторское бюро.

Наружное цветовое решение дома тоже было необычным: с внешней стороны колонны выкрасили в белый, а оконные рамы в черный, и создавалось впечатление, что дом повис в воздухе. Кроме того, архитекторы поставили дом на ножки, чтобы не разрывать единое пространство сада, принадлежащего усадьбе Шаляпина, на территории которой находилось здание. Моисей Гинзбург хотел, чтобы дом не доминировал над окружающей средой, а органично в нее вписывался.

Дом переходного типа: новаторские решения для нового коммунистического быта

Дом Наркомфина состоит из жилого и коммунального корпусов. Общая площадь составляет 5,2 тысячи квадратных метров, 870 «квадратов» из которых — эксплуатируемые кровли.

Жилой корпус представляет собой семиэтажное здание с двумя лестничными пролетами. В длину оно достигает 85 метров, а в высоту — 17 метров. Круглые столбы — элементы каркаса здания — придают корпусу особенный вид корабля. Первый этаж нежилой, на остальных этажах расположены квартиры — «жилые ячейки», как называли их современники.

Здание спроектировано так, что окна спален в квартирах выходят на восток, а гостиных — на запад. Таким образом, жильцы могли по утрам встречать рассвет, а длинными летними вечерами — любоваться закатом.

Для больших семей предлагались трехкомнатные двухъярусные квартиры (тип К) площадью 90 квадратных метров. Для одиночек и бездетных семей были предусмотрены малометражные квартиры (тип F) площадью 37 квадратных метров. А с торца дома по обеим сторонам от лестниц расположены квартиры с двумя жилыми комнатами, столовой, передней, ванной, уборной и кухней (тип 2F).

Кроме того, в надстройке на уровне седьмого этажа были обустроены комнаты, напоминающие комнаты в общежитии — без индивидуальных ванной и туалета. Здесь же располагалась квартира наркома финансов РСФСР Н.А. Милютина, по инициативе которого и был построен Дом Наркомфина.

Коммунальный корпус — это четырехэтажное здание, напоминающее куб. В нижней части находился детский сад, в верхней — столовая, помещения для отдыха и спорта. На плоской крыше здания была организована летняя терраса с металлической перголой.

Дом Наркомфина часто называют домом переходного типа от старого уклада жизни к новому коммунистическому быту. Авторы проекта предполагали, что большую часть свободного времени люди будут проводить в общественных помещениях — отдыхать в спортивном центре, на открытой лоджии второго этажа или на плоской крыше с шезлонгами и цветником. Питаться жители также должны были в общей столовой, хотя в квартирах технически можно было оборудовать и собственную кухню.

В первые годы после заселения запланированный проектировщиками уклад жизни сохранялся. Квартиранты и жители соседних домов активно пользовались детским садом, столовой и прачечной, посещали спортзал. Однако несколько лет спустя почти все трехкомнатные квартиры превратились в коммуналки, а второй корпус лишили статуса жилого. Сначала его переделали под типографию, а впоследствии приспособили под конструкторское бюро.

В 1940–1970-х комплекс подвергся более значительной перестройке. В жилом корпусе полностью застроили первый этаж, часть открытой террасы включили в состав квартиры на седьмом этаже, а к южной лестничной клетке на западном фасаде пристроили лифтовую шахту. К нежилому корпусу добавили пятый этаж, две бытовые пристройки со стороны южного и восточного фасадов, а витражное остекление первого и второго этажей заменили капитальной стеной.

В результате многочисленных перепланировок изменилась площадь квартир, конфигурация кухонь и санузлов, оказались заложенными оконные проемы антресольного яруса.

При этом на протяжении более 80 лет в здании ни разу не было капитального ремонта или реставрации. В 2006 году Дом Наркомфина вошел в список 100 памятников мировой культуры, находящихся под угрозой уничтожения (World Monuments Watch List of 100 Most Endangered Sites), формируемый некоммерческой организацией World Monuments Fund.

К 2016-му коммунальный корпус и часть помещений жилого корпуса находились в аварийном состоянии и не эксплуатировались. Практически полностью были утрачены ценные архитектурные и художественные элементы — дверные и оконные блоки, поручни и ступени лестниц, ограждения балконов, инженерное оборудование, элементы освещения и оригинальные отделочные материалы. Также были нарушены система водоотведения и гидроизоляция здания.

Дать вторую жизнь ЗИЛу, ГЭС-2 и хлебозаводу

Дом Наркомфина — не единственный реставрируемый объект столицы. Предназначение бывших промышленных зон меняется в корне, а памятникам конструктивизма дают вторую жизнь. Неизменными остаются две вещи — сохранение архитектурного облика и атмосферы творчества, которая царит в этих пространствах. Яркий пример — Культурный центр «ЗИЛ». В 1931 году началось строительство дворца культуры «ЗИЛ», тогда он назывался именно так. В 1933 был построен малый театр, а в 1937 — примыкающий к нему клубный корпус. Здесь открылся зимний сад — застекленная полуротонда с выходом в парк, театральный зал, библиотека и множество творческих кружков. Стены облицевали серым мрамором и создали скрытое освещение, визуально приподнимающее потолок. Задуманный архитекторами образ пространства в целом сохранился до наших дней. Как и основная функция культурного кластера — сегодня здесь каждый вечер по будням проходят лекции и дискуссии по разным дисциплинам, устраиваются концерты, экскурсии и творческие вечера.

Исторический вид вернули, а новую жизнь поистине вдохнули архитекторы и строители, занятые в проекте по реставрации бывшей кондитерской фабрики «Большевик». В 1884 году на Петербургском шоссе (Ленинградский проспект) был построен архитектурный ансамбль из красного кирпича с широкой парадной лестницей, фонтаном у входа и ажурной кованой решеткой. В Москве появилась первая электрифицированная фабрика. Архитектор Оскар Дидио, чтобы выделить здание кондитерской фабрики среди окружающей застройки, разбавил красную кирпичную кладку вставками из светлого кирпича. Уникальный орнамент напоминал рисунок на печенье. Реставрация была кропотливой: архитекторы аккуратно вырезали сломанный кирпич и затем воссоздавали новый. Декоративную отделку фасадов здания «Большевика» восстанавливали по архивным чертежам и фотографиям. Самую ценную часть ансамбля — три корпуса, выходящих на Ленинградский проспект, — удалось сохранить в первоначальном виде, причем не только название, но и исторический облик. В нем было заменено инженерно-техническое оснащение, а само здание приспособлено под современное использование. Там открыт Музей русского импрессионизма, работают лофт-пространства и фирменный кондитерский магазин марки «Большевик».

На Болотной набережной ведутся работы по преобразованию здания ГЭС-2 в культурное пространство. ГЭС-2 строилась в начале XX века в качестве Центральной электрической станции Московских городских железных дорог. Станция была введена в эксплуатацию 2 февраля 1907 года по старому стилю. В новом творческом центре будет использовано множество инновационных технологических решений, которые сделают здание местным образцом энергоэффективности. Например, изменится расположение труб, некоторые их части станут прозрачными для того, чтобы поместить внутрь вентиляционное оборудование, а рядом собираются разбить березовый лес. В арт-пространстве будут проходить выставки, концерты и лекции. По словам кураторов, в здании ГЭС-2 будет жить культура во всех ее проявлениях.

Завод по производству креативных индустрий или, как его принято называть, дизайн-завод «Флакон» был основан в середине ХIX века. Здесь действовал хрустально-стекольный завод по производству флаконов для духов, поставляемых на первую в России парфюмерную фабрику. История постройки началась в середине 2000-х. В заводских помещениях создали пространство для творческих компаний, а фактурные краснокирпичные здания сохранили, как и высокие потолки и символичное название.

Крыша для прогулок, кафе и музей: что еще будет в Доме Наркомфина

Как и в 1930-е годы, на крыше жилого корпуса появятся шезлонги и рекреационная зона для собственников квартир и жителей гостиничных номеров. В вестибюльной группе откроется музейная экспозиция, посвященная истории и реставрации Дома Наркомфина.

В коммунальном корпусе планируется открыть кафе, книжные магазины, а также площадки для проведения культурно-досуговых мероприятий для детей и взрослых. Вокруг зданий обустроят прогулочную зону с видовыми площадками и оригинальной системой озеленения. Рабочими уже поставлены подпорные стены для понижения рельефа до исторических отметок, выполнено водоотведение и смонтирована ливневая канализация.

Заложить фундамент

1920-е годы были крайне благоприятным временем для новаторства в архитектуре. Отправной точкой стала сложная экономическая и общественная ситуация после Первой мировой войны. Бедность городов почти во всех странах Европы и Советском Союзе заставила находить рациональные решения в строительстве и спровоцировала первое проявление индустриализации и стандартизации.

В европейской архитектуре идеи конструктивизма воплощали архитекторы Ле Корбюзье, Вальтер Гропиус, Бруно Таут, а в СССР — Константин Мельников, Лазарь Лисицкий, братья Александр, Виктор и Леонид Веснины, Иван Николаев и Моисей Гинзбург. Последний и стал автором Дома Наркомфина на Новинском бульваре.

Именные квартиры и исторический дизайн

В результате реставрации зданию возвращена историческая функция, заложенная авторами проекта. Жилые ячейки, квартиру-пентхаус на седьмом этаже и комнаты общежития жилого корпуса планируется использовать для постоянного и временного проживания. В подвале будут расположены инженерные, технические помещения, а также ячейки-кладовые для каждой квартиры.

После реконструкции в жилом корпусе насчитывается 44 квартиры площадью от 30 до 120 квадратных метров, сохранены оригинальные двухуровневые планировки, а высота потолков варьируется от трех до пяти метров. Некоторым квартирам присвоены названия — по именам известных людей, которые в них проживали. Например, есть квартиры Дейнеки, Гинзбурга и Милютина.

Поскольку первые желающие купить квартиры в Доме Наркомфина появились задолго до завершения работ, им было предложено два варианта отделки: нейтральный и реставрационный. В первом случае стены квартир были покрашены в цвет фасадов, на пол было положено дерево.

Реставрационная отделка квартир включила в себя полное восстановление первоначальных цветов стен и потолков. Специалисты провели большую работу по выявлению первых покрасок, которые, по задумке архитекторов, учитывали психофизиологическое воздействие на человека. Стены к западу красились в теплые тона, к востоку — в холодные.

Более 30 процентов квартир было выполнено с реставрационной отделкой. Главный архитектор лично рассказывал о будущем интерьере каждому потенциальному покупателю. Такое решение должно обезопасить дом от последующих переделок жильцами, которые не будут без крайней необходимости начинать новый ремонт.

На седьмом этаже жилого корпуса планируется обустроить два номера категории «сьют» — с гостиной, спальней и кухней. Снять их на некоторое время и пожить в историческом здании сможет любой желающий. В настоящее время в номерах идет отделка.

Пандемия не помеха: как идет реставрация московских памятников

С 2011 года в Москве отреставрировано 1445 объектов культурного наследия, в том числе 21 — в этом году.

В результате число памятников, находящихся в неудовлетворительном состоянии, с 2010 года сократилось в 5,3 раза. Доля памятников в хорошем и удовлетворительном состоянии выросла с 66 до 94 процентов.

С 13 апреля по 12 мая 2020 года реставрационные работы не проводились из-за вспышки коронавируса. За это время состояние ни одного из объектов не ухудшилось (всего действовало 590 разрешений на производство реставрационных работ). При этом современные технологии позволили проектировщикам и исследователям трудиться дистанционно.

Несмотря на все трудности, в этом году ожидается завершение реставрации около 200 памятников, в том числе таких знаковых, как Северный речной вокзал (Ленинградское шоссе, дом 51), кинотеатр «Художественный» (Арбатская площадь, дом 14) и кинотеатр «Ударник» (улица Серафимовича, дом 2).

Комментировать
0
38 просмотров
Это интересно

Русские никогда не жили в избах Занимательные факты
197 комментариев